С Великим 9 мая! Чудо-богатыри!!! 

 

Итальянский поход Суворова А.В. 1799 года

12 марта 2013 -
article67.jpg

 Полковник Толбухин привез шестого февраля 1799 года в село Кончанское пакет от императора Павла для Александра Васильевича Суворова. Император Австрии Франц I запросил помощи у Российского государя в войне против Французской Директории. Франц настаивал на том, чтобы русско-австрийские войска возглавил фельдмаршал Суворов. Пятнадцатого марта 1799 года великий полководец прибыл в Вену. Его, как соратника Австрийской империи и победителя турок, встречали восторженно и с большим почетом. Александр Васильевич не собирался останавливаться надолго в австрийской столице, он рвался в бой. Военный придворный совет Австрии хотел быть уверенным, что, получив звание австрийского фельдмаршала, Суворов будет командовать армией по-австрийски. Военный совет попросил Александра Васильевича о том, чтобы он предоставил план военной кампании. Суворов отвечал, что на месте видно будет, там и решит. Тогда совет предложил ему план наступления до реки Адды, где предполагалось закончить боевые действия. Фельдмаршал перечеркнул австрийский план и написал, что началом кампании будет переход через Адду, а далее, как Богу будет угодно. Начало похода напоминало приятную прогулку. Верона и Бреша принимали Суворова, как освободителя. Французские войска постепенно отступали к реке Адде, удерживая только крепости, вроде Мантуи. Главное для ведения войны в Италии – это быстрое передвижение войск. Австрийская армия была не обучена быстрым переходам. Австрийские командиры не проявляли активности в ведении наступательных военных действий. Однажды, барон Мелас, командовавший австрийскими войсками, остановил солдат и дал им время, чтобы обсушиться. Об этом узнал Суворов. Он написал барону письмо, в котором намекнул, что пехотинцы не барышни и не должны бояться сырой погоды, и в военных действиях необходимо быстро сообразить и исполнить, чтобы не дать неприятелю опомниться. Подойдя к Адде, фельдмаршал поделил свою армию на три части. Переправляться предполагалось у Лекко – на севере, у Треццо – в центре и у Кассано – на юге. На рассвете 15 апреля Багратион атаковал местечко Лекко, где имелся великолепный каменный мост. Князь, который был примерным учеником Суворова, быстро овладел Лекко. Французы заметили, что русские войска малочисленны, и перешли в ответное наступление, стремясь отрезать русским пути отхода. Вовремя подоспели пехотинцы под командованием Милорадовича. Хотя он был старше по чину, но предоставил Багратиону самому закончить блестяще начатый бой, отдав в подчинение себя и своё войско. Солдаты снова бросились в атаку, чтобы овладеть мостом. Во время наступления солдаты кричали фразу на французском языке, которую приказал выучить Суворов. «Бросай оружие!». Французы говорили: «Пардон!» (Извините). Когда расстояние между противниками сократилось, французские солдаты встретили русских огнем. Солдаты Багратиона были возмущены таким коварством, и без выстрела пошли в штыковую атаку и овладели мостом. На правом берегу русских солдат ожидали более сильные отряды противника. Противостоять им Багратион не мог, но этого и не требовалось. Суворов запланировал главную переправу в другом месте. Розенберг, проявив инициативу, нарушил план фельдмаршала и войска переправлялись через Адду не в трех, а в четырех местах. Ночью Розенберг возвел мост в четырнадцати километрах от Лекко в местечке Бривио. Когда первые отряды начали переправляться на правый берег Адды, французский генерал Морро решил, что в наступление идут основные войска русских и направил в Бривио целую дивизию под командованием генерала Серрюрье. Морро понял, что совершил ошибку, только тогда, когда пришло тревожное сообщение из Треццо. Генерал послал Серрюрье приказ остановиться, но было уже поздно. Именно потому, что переправа считалась невозможной и французы никак не ожидали нападения, Фельдмаршал и выбрал Треццо. Военный инженер заявил, что не видит возможности спустить с высокого утесистого берега понтоны на воду. На берег примчался австрийский командующий Шателер. Он был человеком решительным, и к утру мост был готов. Батальон французов понял, что произошло, только после того, как через Адду переправилось несколько рот егерей, а казаки уже успели зайти ему в тыл. Суворов сам подъехал к австрийским полкам. Увидев фельдмаршала, австрийцы бросились в штыковую атаку и взяли мост у Кассано. Прошло менее двух недель, как русско-австрийские войска вошли на территорию Италии. Семнадцатого апреля 1799 года союзная армия под командованием Суворова вошла в Милан, который австрийцы считали недосягаемым в плане итальянской кампании. По стандартному суворовскому сценарию проходило взятие Турина. Город был окружен австрийскими войсками. Жители с радостью впустили солдат, вынуждая французские войска спешно занять оборону в цитадели. Французы попытались обстреливать дома туринцев, мстя им за предательство. Суворов пригрозил тем, что прикуёт ко всем домам пленных и раненых французов. Турин - столица Сардинского королевства был взят. С момента входа войск на эту территорию, фельдмаршал постоянно задумывался о восстановлении королевства. Фельдмаршал издал прокламацию к пьемонтским войскам, в которой призывал присоединиться к войскам союзников и обещал, что присягать пьемонтцы будут только королю сардинскому. Распоряжения эти были даны одним идеалистом – фельдмаршалом Суворовым, по согласованию с другим идеалистом – императором Павлом. Восстановление монархии, свергнутой республиканцами, расценивалось в России, как борьба с всеобщей опасностью, которая угрожала порядку в Европе. Для Австрии Итальянская кампания была возможностью восстановить своё влияние в регионе и увеличить свои территории. Различие целей союзников стало очевидным в Турине. Тем временем на помощь к генералу Морро пришла армия генерала Макдональда. Численность её составляла около тридцати шести тысяч солдат. Первыми с французами встретились австрийцы. Это произошло на берегу реки Треббия вблизи города Сан-Джованни. Получив это известие, Суворов с четырьмя полками казаков поспешил на помощь австрийцам. Фельдмаршал оставил авангард под началом Великого князя Константина Павловича, двадцатилетнего сына императора Павла. Казаки уже ввязались в жаркий бой, когда Константин Павлович привел авангард. Подходившие войска выстраивали строй против флангов неприятеля. Солдаты были очень утомлены и обессилены. Суворова часто обвиняли в том, что он запрещал отступать, не считаясь с потерями. После первого боя у города Сан-Джованни, чтобы внушить войскам уверенность в победе, Александр Васильевич дал войскам диспозицию до реки Нуре, т.е. на тридцать километров вперед. Команду «Стой!» было запрещено употреблять. А чтобы поднять боевой дух австрийских войск, он придумывает пароль и отзыв – «Терезия», как императрица Мария-Терезия и «Колин», как победа под Колином, во время Семилетней войны. Суворов отдал приказ установить мост у населенного пункта Парпанезе. Мост должен был служить для переправы подкрепления, т.е. австрийских войск, или для отступления. Самый тяжелый третий день сражения на реке Треббии союзники начали пятью батальонами против пятнадцати. Солдаты едва держались на ногах от усталости. Во время боя фельдмаршал сел на коня и помчался к одному из отступавших в беспорядке батальонов. Что дальше? Заградительных отрядов ещё не придумали. Рубить своих? Суворов возглавил бегство, на скаку хваля солдат за то, что они так ловко заманивают неприятеля. Проскакав так двести метров, полководец остановил войска и развернул их на неприятеля. Он отдает батарее приказ об усилении огня. Не осталось следа от страха и усталости. Солдаты оживились и принялись стрелять. Возобновив атаку, Александр Васильевич поспешил к войскам Багратиона. На рассвете союзники увидели, что французы отступили. Потери были серьезными с обеих сторон. Победа эта была одержана в тех местах, где в 218 году до нашей эры Ганнибал разбил римлян. Суворов очень гордился этим совпадением. Ни одна из побед итальянской кампании не ценилась так, как капитуляция крепости Мантуя. Французы считали капитуляцию позором. Не меньше чем французов, ошеломляющие победы фельдмаршала стали всерьез беспокоить австрийцев. Послушному генералу Мелосу отдали всю политическую и гражданскую власть на завоеванных территориях. Начался хаос. Австрийские генералы стали держать связь с венским военным советом и потеряли всякое доверие фельдмаршала Суворова. Единое подчинение, без которого немыслимо успешное ведение военных действий, было уничтожено. 3 августа французские войска подошли к Нови. Командовал ими генерал Жубер. Позиция французов была очень удобной. Они расположились на крутом склоне, который был неприступен, как крепостная стена. Перед ними, окруженный высокой каменной стеной, лежал город Нови. Армия Суворова насчитывала шестьдесят пять тысяч вооруженных солдат. Александр Васильевич принял решение атаковать французов с левого фланга и направил туда австрийского генерала Края. За кавалерией Края, напротив Нови, стоял Багратион. За ним расположился со своими войсками Милорадович. Войско Жубера насчитывало около тридцати пяти тысяч солдат. На военном совете французские генералы советовали ему отступить, но генерал Жубер сделать этого не мог. Он уехал в Италию из Парижа после первой брачной ночи, пообещав жене, что вернется либо победителем, либо мертвым. Французский генерал надеялся, что Суворов отступит сам, поняв, насколько позиция французов неприступна. 4 августа на рассвете Край поднял своих солдат в атаку. Жубер поскакал в цепь своих стрелков и был убит пулей наповал. Командование поспешно подхватил на себя Моро. Около часа дня фельдмаршал приказал прекратить наступление. Потери были слишком велики. Чтобы не говорили об отчаянии Суворова в битве при Нови, действия его доказывают, что он не терял головы. У полководца было два резерва. Мелос с восемью тысячами солдат и войска Розенберга, прикрывавшие Тортону. За Мелосом послали ещё во время боя. До Розенберга приказ о наступлении дошел к концу сражения. Пять тысяч шестьсот солдат, которые были в резерве у Монте-Спинето, вообще не были задействованы. Это доказывает то, что Александр Васильевич не допускал даже мысли о поражении. В критической ситуации он бы задействовал все силы. В три часа дня бой разгорелся снова. Союзная армия заняла высоты и потеснила французов. На преследование неприятельских войск Суворов бросил, по своему обыкновению, всех, кто ещё стоял на ногах. На полях сражений сложилась такая ситуация, что продолжи Суворов свой итальянский поход, была освобождена Италия и повержена революционная Франция. Екатерина Великая и Мария-Терезия (австрийская императрица) поддержали бы такие действия. На престолах великих держав восседали мужчины, не способные на решительные действия и не склонные к авантюрам. В Вене посчитали задачу, возложенную на Суворова, выполненной. Император Франц был заинтересован в высвобождении своих войск, находящихся в Швейцарии, чтобы приступить к дележу Голландии. Русской армии было предложено заполнить эту брешь. С этого момента Вену перестала интересовать судьба русских союзников. Впереди Суворова А.В. ждали Швейцария и знаменитый переход через Альпы.

 

Похожие статьи:

Суворов - как личностьКто для нас Суворов?

Суворов - как пример для модели менеджментаНаука побеждать! Менеджмент по-суворовски

Истории из жизни СувороваКак был ранен Суворов

Истории из жизни СувороваРымникское сражение

Истории из жизни СувороваФельдмаршал Суворов

Рейтинг: +1 Голосов: 1 3004 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!