С Великим 9 мая! Чудо-богатыри!!! 

 

Победа Суворова под Кинбурном. Взятие Очакова

27 февраля 2013 -
article59.jpg

Александр Суворов - как он победил под Кинбурном и как он брал Очаков

 Мир, заключенный в деревне Кючук-Кайнарджи, не мог быть вечным. Османская империя признала отделение Крымского ханства только формально. Российская империя не желала останавливаться на достигнутых успехах в территориальном расширении границ. Турецкие военные ещё были хорошими солдатами. Они сумели сохранить навыки военного ремесла, пронеся их через мирные времена. Им не хватало опытного полководца. Мудрого военачальника им найти не удавалось. Поэтому свои недостатки в качестве ведения военных действий они возмещали количеством. Оттоманская империя считала себя крупнейшей военной державой, способной достигать своих целей силой оружия. Начало новой войны было неизбежным фактом. Турки решили отвоевать Кинбурнскую крепость. Выбор пал на эту крепость, потому что она была плохо укреплена, и она преграждала путь из турецкого Очакова к Крыму, который Османская империя хотела вернуть. Приближалась осень, и турки оказались в трудном положении. Всё снабжение их армии производилось по морю. У них было два выхода. Первый – признать провал кампании, простояв под Кинбурном все лето. Второй – штурмовать русскую крепость. Весь август 1787 года Суворов А.В. занимался организацией обороны на берегах Крыма. Турки внимательно следили за действиями полководца. Однажды, денщик Александра Васильевича починял одежду и обронил иглу. Суворов наступил на неё, и игла сломалась, вонзившись полководцу в пятку. По этой причине он стал хромать. Турки дали ему прозвище Топал-паша – «хромой генерал». Турки и русские постоянно общались в мирное время. 18 августа из Кинбурна в Очаков выехал офицер по какому-то неспешному делу. Очаковский паша принял офицера наедине. Он сообщил, что объявлена война. Турецкая охрана вывела офицера за черту города Очакова. Командование русскими войсками на юге было поручено князю Потемкину. Григорий Александрович тяготился этой обузой и намеревался сдать свои полномочия, звания и чины. Екатерина II увещевала, как могла своего тайного мужа князя Потемкина. Надежды её на успешный исход кампании были уже связаны не с фельдмаршалом, а с генерал-поручиком Суворовым. Инициаторами военных действий выступили турки. 1октября они начали обстрел Кинбурна из пушек. Суворов отдал приказ не отвечать огнем. Он знал, что следующим шагом турок будет высадка десанта. Утром полководец отправился в церковь на литургию. Турки уже изучили русских и знали, где будет Топал-паша. 1 октября (по новому стилю 14 октября) отмечается Покров Божьей Матери. Турки стали высаживаться на косу. Казак прискакал оттуда в церковь в страшном волнении. Александр Васильевич в спокойной манере приказал не стрелять не из пушек, не из ружей и дать противнику высадиться. Через час к генералу снова пришли гонцы сообщить об огромном количестве вражеских солдат. Суворов не спешил и отстоял обедню до конца. Русские солдаты перестали волноваться, видя полнейшее спокойствие своего военачальника. Великий полководец мог дать бой только на суше. Флотом он не располагал, и даже отступление морем было исключено. Нельзя было ему рассчитывать и на укрепление крепости и на возможность манёвра. Ширина Кинбурнской косы составляла менее двухсот метров. Положение было таковым, что давать бой в таких условиях, любой другой командир посчитал бы безрассудством. Войска Османской империи приближались все ближе. Суворов полагался на внезапность атаки. Когда турки были в двухстах шагах от крепости, были даны залпы из всех орудий, с флангов выступили казаки, из крепости пехота пошла на врага в штыковую атаку. Численность турок была велика. Из солдат Орловского полка в живых остались немногие. Вторая линия русского войска дрогнула и побежала. Сам Суворов был ранен в бок, но поля боя не оставил. К концу сражения полководец получил ещё пулю в левую руку на вылет. Он подъехал к морю. Есаул Кутейников промыл рану полководца морской водой и перевязал. Суворов поблагодарил и сказал, что он сейчас всех турок прогонит в море. Александр Васильевич возглавил третью атаку в этом сражении, и солдаты противника были вытеснены с косы в море. Сам генерал от потери крови несколько раз терял сознание. Суворов считал такую победу бедой. Из 3000 русских солдат каждый десятый был или убит, или умер от ран, или искалечен. Высокую цену пришлось заплатить за победу. Императрица не скупилась на награды. Собственноручно она упаковывала в коробочки ордена и медали. Были повышения в званиях и раздача денег солдатам. Суворов А.В. был награжден Екатериной орденом Андрея Первозванного. Впечатление от поражения при Кинбурне было так велико, что турки более не осмеивались тревожить эту крепость. Ещё долго морские волны выбрасывали на берег косы трупы турецких солдат. В те времена зимой не вели военных действий. С приближением весны 1788 года становилось ясно, что война будет продолжена. Императрица Екатерина II в письмах к Потемкину не раз возвращалась к теме взятия Очакова. Она считала это первоочередной задачей в возобновленных военных действиях. Все деликатные намеки императрицы князь оставил без ответа. Он пребывал в полной уверенности неприступности крепости Очаков. Пять недель шел Потемкин к стенам Очакова, преодолев всего двести верст. По замечанию современника Потемкина, австрийского фельдмаршала, князя задерживала в пути вкусная рыба. Турецкие войска спешно укрепляли свои фортификации, воспользовавшись передышкой. Июнь 1788 года начался с атаки турецкого флота против русских судов. В бою русским морякам помогали пушки Кинбурнской крепости. Турки потерпели поражение и потеряли пятнадцать судов и шесть тысяч человек. Суворов намеревался тут же захватить Очаков с боем. Потемкин запретил атаковать крепость, полагая, что противник вскоре сложит оружие. Бездействие князя привело к большой беде. 27 июля 1788 года две тысячи турецких пехотинцев уничтожили казачий пикет и уверенно стали пробираться в тыл российских войск. Суворов заметил противника, обедая в своей палатке. Александр Васильевич поднял два отряда гренадеров и немедленно атаковал турецких солдат. На помощь к туркам пришли ещё три тысячи янычар. Накануне этого набега из русского лагеря сбежал крещёный турок. Он указал неприятелю на Суворова. Полководец был ранен в голову, пуля застряла у него в затылке. Принц де Линь, состоявший на службе у Потемкина, заметил, как турецкие войска скопились на правом фланге, а левый фланг стал беззащитным. Он предложил князю немедленно атаковать турок. Григорий Александрович отказал. Он четыре раза посылал гонца к Суворову с приказом прекратить бой и отступить. Потемкин был рассержен и недоволен тем, что генерал осмелился завязать такой серьезный бой без его дозволения. Суворов же на тот момент вылазки противника просто обедал. Когда извлекли пулю из шеи Александра Васильевича, он передал гонцу от князя ответ: «Я на камушке сижу, на Очаков я гляжу». Этот дерзкий ответ был передан от командира, который подвергся нападению, командиру, который не пришёл на помощь. Суворов стремился подтолкнуть Потемкина к решительным действиям. Но князь не стал оказывать помощь полководцу главными силами. Неудача 27 июля убедила Георгия Александровича в безнадежности штурма Очакова. Осень уже сменилась суровой зимой. В русской армии свирепствовали цинга и тиф. Каждый день российская армия теряла по несколько десятков человек. И тут Потемкин решается идти на штурм Очакова шестого декабря в двадцати трех градусный мороз. Бой был беспощадным. Уже через час крепость Очаков превратилась в громадную могилу. Русские заплатили за эту победу высокую цену. По самым скромным подсчетам 2800 человек пало на поле брани с российской стороны. Больший урон нанесла длительная осада крепости. Практически все солдаты были больны. Кавалерия осталась без лошадей. Этих потерь можно было избежать, если бы Потемкин послушал в свое время Суворова. Императрица снова была щедра на награды. Князь Потемкин получил вожделенный орден Георгия первого класса с бриллиантами, усыпанную бриллиантами шпагу и сто тысяч рублей. Суворов так же был представлен к награде. Потемкин рекомендовал для него перо в шляпу. Полководец получил бриллиантовое перо для шляпы в виде буквы «К», как Кинбурн. Взятие крепости Очаков Потемкин посчитал только своей победой. Очаковская крепость не сохранилась до наших дней. Чтобы турки не отвоевали её обратно или не отобрали по какому-нибудь мирному договору, князь Георгий Александрович приказал взорвать крепость. Камни были использованы для строительства. От Очакова осталась только мечеть, которую осветили и превратили в православный храм. Взятие крепости Очаков положило конец надеждам Османской империи вернуть Крым. Она окончательно потеряла контроль над навигацией в Черном море. Молодая сильная Россия уверенно расширяла свои границы на юге. Война с Турцией выходила на новый театр военных действий.

Похожие статьи:

Истории из жизни СувороваРымникское сражение

Истории из жизни СувороваКак был ранен Суворов

Суворов - как пример для модели менеджментаНаука побеждать! Менеджмент по-суворовски

Суворов - как личностьКто для нас Суворов?

Истории из жизни СувороваФельдмаршал Суворов

Рейтинг: +2 Голосов: 2 4031 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!