С Великим 9 мая! Чудо-богатыри!!! 

 

Суворовская реформа русской армии. Первая Польская кампания

16 февраля 2013 -
Александра Васильевича Суворова можно с уверенностью назвать идеальным военным. Он никогда не рассматривал войну с позиции справедливости. Суворов, как верный солдат своего отечества, выполнял приказы монархов. Доводы, которыми руководствовалась божья помазанница, превращались в убеждения великого генералиссимуса. Никакая сила не смогла бы остановить великого полководца на поприще защиты интересов России. При этом Суворов не был слепым инструментом в руках власть имущих. Он только в крайних случаях прибегал к применению силы. Когда невозможно было достичь поставленной цели великодушием, уговорами и лаской. Он обладал необычной чертой для военного человека – жалостью. Александр Васильевич жалел всех людей, как творения создателя. Он переживал за своих солдат, за гражданское население, которое страдало от военных действий, щадил противника, если тот капитулировал. Обе польские военные кампании сотворили из Суворова, в глазах польских историков, безжалостного завоевателя. Поэтому очень важно объективно взглянуть на эту страницу нашей истории, начиная с Барской конфедерации. Это восстание носило в стратегическом смысле обычное буйство польской шляхты. Самого низкого пошибы шляхтич имел на сейме право налагать вето. Польская шляхта добивалась и получила такой объем прав, который перешагнул понятие свободы и стал своеволием. Этот эгоизм разрушил внутреннюю силу государства и внешнее значение страны. Польша уже была добычей. Решался вопрос о её дележе. При поддержке Екатерины II в 1764 году королём Речи Посполитой был избран её бывший фаворит Станислав Август Понятовский. Беда польского народа состояла в том, что Барская конфедерация не хотела признавать никакой власти. Не король Польши управлял государством, а по большей части события в тот момент управляли королём. Взаимоотношения России и Польши нельзя было назвать однозначными. Тогда князь Репнин Н.В. был русским полномочным министром в Польше в течение шести лет. Во времена правления Станислава Августа князь вел себя не как дипломат, а как наместник оккупированной территории. Репнин фактически правил Польшей от имени императрицы Екатерины. Главенствующее положение князя было заметно не только во дворце или сейме. В театре не начинался спектакль, если Репнин ещё не занял своего места. Даже польский король был вынужден ждать его, сидя в своей ложе. В 1766 году на сейме несколько шляхтичей упорно отказывались принять права не католиков. Православными тогда были территории Западной Украины и Белоруссии, которые входили в состав Польши. Протестанты также притеснялись в правах. Князь Репнин отдал приказ арестовать четверых активных бунтовщиков и отправить их в Россию. На восстание поднялись не только враги, но и сторонники короля. Такой жест был расценен как оскорбление национальной чести и достоинства. Зачинщики восстания встретились в городке Бар на границе Польши и Турции. 29 февраля 1768 года они подписали акт конфедерации. Согласно этому документу король считался низложенным, польское дворянство призывалось к борьбе с не католиками и вооруженному восстанию против русских. Движение привлекало в свои ряды все больше сторонников. Дворяне собирали в своих имениях вооруженные отряды. Численность бунтовщиков возросла до 8000 человек. Король и сенат призвали на помощь российскую императрицу. Екатерина распорядилась поддержать монархию в Польше Экспедиционным корпусом. Одной из бригад корпуса командовал Суворов А.В. . О периоде в биографии полководца с момента окончания Семилетней войны известно очень мало. В 1764 году Суздальский пехотный полк, которым командовал Суворов, был переведен на квартиры в Новую Ладогу. Полководца это очень радовало. Воздух был там здоровее, и было место для проведения учений. Именно в Новой Ладоге Суворов создал положение о полковом учреждении. Это свод правил об обучении солдат и о бытовой стороне службы солдатской. Суворов любил повторять, что солдат и в мирное время находится на войне. Он обучает солдат и офицеров Суздальского полка приемам ведения боя, тренирует в них выносливость и вырабатывает отвагу. Для служивых всё было в диковинку. На самом деле это было не просто обучение, а создание новой русской армии. В расписании занятий у Суворова значились и уроки с детьми. Он готовил мальчиков не только к военной службе, но и открыл для них школу. Знания считал он залогом будущих побед. В 1769 году Александру Васильевичу было 38 лет. Он ещё не был женат, не выиграл ещё ни одного сражения, не стал генералом и не разбогател. Он жаждал военной славы и подвигов на поле брани. Когда Суворов получил приказ выдвигаться с полком в Польшу, то отбывал в такой спешке, что забыл оставить распоряжение на счёт полкового имущества. Уже, будучи в пути он отправил в Новую Ладогу нужные указания. 2 сентября 1769 года Александр Васильевич одерживает блистательную победу над двухтысячным отрядом конфедератов. Происходит это рядом с деревней Орехово. Слава о горячем и победоносном полководце передаётся из уст в уста. Зимой Суворов получил звание генерал-майора. Осенью 1770 года он уже командовал всеми русскими войсками в Люблинском районе. Суворов контролировал теперь большую территорию, опираясь на малые силы. Его солдаты мгновенно появлялись в местах скопления неприятельских войск. Они уничтожали врага и возвращались в место дислокации. Войска Суворова прекрасно вели партизанскую войну. Война с Турцией в этот период не позволяла России вести разгромную компанию в Польше. Положение конфедератов было тяжелым. Их отряды были разрознены. В 1771 году французы прислали в помощь конфедератам полковника Шарля Дюмурье. Франция всерьез опасалась укрепления России на западных границах. Фактически Франция воевала с Россией руками поляков. Французское командование принесло шляхтичам немало побед. Русская армия вынуждена была отступить за реку Вислу. Дюмурье с войском занял город Ланцкорона, что находится рядом с Краковом. Суворов был тремя месяцами ранее у стен этого города. Замок тогда не поддался ему. Он терпеть не мог не доделывать начатое дело. В тот момент его войска были нужны для защиты Кракова. Теперь у Суворова была возможность войти в город Ланцкорона победителем. Командовал он тремя с половиной тысячами солдат и офицеров. Дюмурье имел войско из пяти тысяч человек. Сражение длилось всего тридцать минут. Суворов быстро оценил ситуацию. Обрывистые скаты были неприступны и защищали правый фланг. Доступ к левому флангу перекрывали рощи и овраги. Кавалерия там бы не прошла. Александр Васильевич дал приказ немедленно, не дожидаясь основных сил, пробираться через дебри и овраги Чугуевскому полку казаков и эскадрону карабинеров. Нестандартность мышления и внезапный удар были визитной карточкой полководца Суворова. Дюмурье наблюдал с высоты за маневрами русской армии. Он был уверен, что казаки, проходя через рощи и овраги, расстроят свои ряды и будут разбиты французскими егерями и артиллерией города. Казаки же, как лава устремились к центру и правому флангу. Конфедераты дрогнули и побежали. Суворов поразил поляков под Ланцкороной внезапностью и дерзостью. Летом война с конфедератами приобретает новый оттенок. Литовский гетман граф Огинский 30 августа 1771 года напал на русский отряд Албычева. Отряд был разбит, солдаты попали в плен, командир убит. Огинский присоединился к конфедерации. Поляки предвкушали победу. Суворов выказал своему начальству готовность идти к местечку Столовичи и держать бой с войском Огинского. Командующий русскими войсками в Польше Вейнмарн И.И. строго запретил Суворову идти на Столовичи. Александр Васильевич ослушался и тут же направил войска на Огинского. Вейнмарн был рассержен, считал этот поступок Суворова безумием и предрекал большие потери солдат. Польские войска превосходили по численности русские войска почти в пять раз. Александр Васильевич начал наступление на рассвете. Застав неприятеля врасплох, русские солдаты начали теснить неприятеля. Пленённые русские солдаты, заслышав шум боя, выбегали из своего заточения, вооружались и присоединялись к отрядам русских. Так численность солдат увеличилась на 435 человек. В зданиях города держали оборону янычары. Но и они были разбиты и разогнаны. Разбежавшиеся из Столовичей конфедераты присоединились к остальным войскам Огинского. Они сеяли панику среди солдат и офицеров. Суворов воспользовался деморализацией противника и атаковал его немедленно. Семьдесят русских карабинеров устремились в бой с пятьюстами кавалеристами. Нападение было таким внезапным, что строй поляков был нарушен, конфедераты спасались бегством. Огинский бежал в Кёнигсберг. Императрица получила вести о победе над конфедератами одновременно с жалобой на Суворова от Вейнмарна. Екатерина уволила Вейнмарна и назначила на его пост друга Суворова Бибикова А.И. . Поход на Столовичи сделал Александра Васильевича известным на всю Европу. Екатерина II наградила полководца орденом Александра Невского. Даже Фридрих Великий обратил на него своё внимание и посоветовал полякам бояться Суворова. Русские войска расквартировались в Кракове. Гарнизоном командовал полковник Штакельберг. Это был честный благородный человек, но любивший спокойную жизнь и имевший слабое здоровье. Он свел в Кракове знакомства с ксендзами и местными жителями. Был он человеком мягкотелым и ведомым. Суворов замечал его слабости, и потом пожалел, что не доложил в свое время о подмеченном поведении Штакельберга Бибикову А.И. . Беспечность начальника гарнизона привела к катастрофе. В монастыре Тынец, недалеко от Кракова размещались войска конфедератов под командованием полковника Шуази. Он переправил 22 января 1772 года большую часть своих солдат через Вислу на лодках в Краков. Конфедераты пробирались в город по трубе для выброса нечистот. Гуськом продвигались они на коленях. Ужас охватил их, когда они увидели, что выход заделан камнем. Шуази бросает солдат и возвращается в Тынец. Оставшиеся конфедераты под командованием другого француза нашли ещё одну сточную трубу, выход из которой преграждала металлическая решётка. Она была успешно выломана. Были перебиты часовые и караул замка. Шуази услышал стрельбу, вернулся и Краковский замок был взят. Когда к стенам замка подошли отряды Суворова, то Шуази уже испытывал огромные трудности. За городскими стенами Кракова находилось больше 1000 человек. Не хватало продовольствия и медикаментов. Шуази отправил к Суворову парламентеров с просьбой выпустить из крепости мастеровых ремесленников, священников и помочь ему с медикаментами. Полководец отказал в этой просьбе. Суворов пообещал взять на себя лечение раненных офицеров, при условии, что они никогда не будут воевать против России. В стенах замка солдаты задумали сдаться русским. Зачинщики этого заговора были казнены. Шуази сообщил о заговоре командованию конфедератов. Донесение это было перехвачено, расшифровано. Суворов принимает решение послать в крепость письмо с предложением сдачи на его условиях. Переговоры длились не один день. Настал день капитуляции. Солдаты конфедерации выходили из замка по сто человек и сдавали оружие. Вышел Шуази и ещё восемь французских офицеров. Суворов не принял у них шпаги. Он объявил им, что Россия не воюет с Францией, и офицеры - гости Суворова. Пленных Суворов часто отпускал, чтобы не обременять содержанием их российскую казну. Он брал с солдат слово чести, что они не будут воевать против России год или полгода. Действия Суворова в Польской кампании значительно повлияли на её исход. Турецкая война тяжким бременем лежала на плечах страны. Необходимо было как можно быстрее урегулировать вопрос с польскими территориями. Победой над войсками конфедератов в Кракове была окончена первая Польская кампания. Суворова ждала война турецкая. Ему предстояло участвовать в большой кампании, где каждое сражение могло войти в историю.
 

Похожие статьи:

Истории из жизни СувороваФельдмаршал Суворов

Суворов - как личностьКто для нас Суворов?

Истории из жизни СувороваРымникское сражение

Суворов - как пример для модели менеджментаНаука побеждать! Менеджмент по-суворовски

Истории из жизни СувороваКак был ранен Суворов

Рейтинг: +1 Голосов: 1 2368 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!